(no subject)
ff
gipatalamus
а что писать?
что наш осенний лист
напоминает северное лето?
что солнечно?
какой караваджист
нас выхватил из тьмы
недолгим светом?
у моря бар.
сидишь, на карантин
закрыв любые смыслы,
наблюдаешь...
официант приносит карту вин.
и ты свою неспешно выбираешь.

(no subject)
ff
gipatalamus
о странные, о эти облака -
неспешные как мысль средневековья,
как брата-переписчика рука
в холодной келье пишущего:
" вот я -
Иван, увидел град Иерусалим,
сходящий с неба."
дождь идёт,
за ним,
идёт зима и мёртвые стрекозы -
деревья обделённые листвой.
дождь склёвывает камень городской.
и я слетаю с монастырской розы
и вместе с ним догробное клюю.
горгулья ядовитую струю
выблёвывает,
тащится телега,
возница, со щетиною в лице,
поёт.
и жизнь так далека от снега,
как суша далека...,
как от ковчега.
проходит мимо женщина в чепце.

(no subject)
ff
gipatalamus
утром кожа морская тончает и розовеет.
видишь ли кровью замызганные незабудки?
слышишь ли голос плачущего Орфея?
это который играл под землёй на дудке.
страстью текут цариц светлоглазых лона.
в горькой они росе, в непроглядном стоне,
в мокрых зрачках ангела Метатрона.
это который смотрителем на районе.
конь одержимый бЕгом, роняет пену.
слух одержимый страхом, пощады просит.
неудержимо входит иголка в вену,
это в которой на площади Франц-Иосиф.

(no subject)
ff
gipatalamus
в те времена
слова ещё были вещами.
ночью звёзды от радости верещали.
и песчинки в колбе стеклянной не предвещали
никакой печали,
не говоря о горе.
я целовался с женщиной в платье цвета
загустевшего августа,
цвета листвы перегретой.
где-то над нами ветер маячил,
где-то
начиналось над нами море.
за пределом вины,
в не имевшем названий мире,
в онемевшем воздухе,
в Риме, в пустой квартире,
где мы нE были никогда,
никогда не жили,
где, обнявшись, где, не раздевшись...
где мы уснули.
мы уснули под дребезг утреннего трамвая.
на балконе серые птеродактили ворковали.
мы крошили им булку,
смеялись и подзывали.
говорили им - гули-гули...

Лилит
ff
gipatalamus
мне повезло войти в одну и ту же
два раза реку.
три, четыре раза...
и каждый раз мой поцелуй был туже
и злее предыдущего,
и связан
с грядущей пустотою был, вернее,
был ей сопротивлением металла,
которым закрывался я
по вере,
надеясь, мне достанется.
и стало -
что каждой ночью, пропастью глубокой…
и каждой ночью, пропастью кромешной,
Лилит шептала нежное мне в щёку
и скалилась улыбкою безгрешной.

апокриф
ff
gipatalamus
креплах для трапезы перед судным днём
символизирует спасение евреев Всевышним.
гефилте на новый год
символизирует спасение евреев Всевышним.
горькая трава на пейсах
символизирует спасение евреев Всевышним.
макароны по-флотски,
какие я варю после работы на ужин,
символизируют спасение евреев Всевышним.
сосед, курящий в окно,
и его говорящая жена
символизируют спасение евреев Всевышним.
стошекелевая проститутка на центральной автобусной станции
символизирует спасение евреев Всевышним...
всё, к чему прикасается взгляд
символизирует спасение евреев Всевышним.
я вижу.
"ибо в смерти нет памятования о Тебе: во гробе кто будет славить Тебя?"

(no subject)
ff
gipatalamus
слушай регги прибоя.
ветру подставь висок.
помни губы, какие тебя любили.
"вот наступают дни, - говорит пророк, -
жажды великой..."
вот они наступили.
вечером небо
вспоротый свой живот
прижимает, согнувшись в погибель, к густому морю.
вдалеке на рейде
зажигает огни пароход.
ошалелая чайка
над вечной кричит волною.

(no subject)
ff
gipatalamus
завтра я напишу свой последний стих -
говорил я вчера.
так наступало завтра.
завтра я напишу свой последний стих -
говорю я сегодня.
и здесь азарта
не меньше, чем
в гусарской рулетке.
дни
похожи на кАморы воронёного барабана,
барабан вращается.
вращенье его сродни
танцу шамана.
местечковым "сопрано",
называя игру в слова,
сяду встречать рассвет.
когда ничего ещё нет.
никого ещё нет...
разве что лютый кошан перепаханным ухом
шевельнёт, и потом поднимeтся,
медленно, зло зевнёт.
барабан остановится , утренний дождь взойдёт,
и "собачку" мокрой нитяною рукой взведёт.
с характерным звуком...

(no subject)
ff
gipatalamus
получается, чем невозможнее, чем нереальней любовь,
тем невозможнее смерть (и любви, и просто, как таковая...)
порядок музыки заменяет порядок слов.
это прекрасно видно у Вонг Кар-вая
в "Настроении"... ну, в этом фильме, где
камера смотрит на женщин через дверные проёмы,
через окна и дождь,
где женщины по воде
ходят неслышно.
платья их тёмно-зелёны,
и под узким шёлком качаются бёдра в такт
к небу летящим белым волокнам дыма,
словно маятник...
маятник на часах,
считающих время моё от начала мира.

(no subject)
ff
gipatalamus
так говорю:
"за каждую во мне
беду, слезу, за каждую могилу,
за все слова, прижатые к Стене,
да будет слава Господу и миру.
за то, что я...
я всё ещё могу
в ночи завыть
бездумно и бессловно,
как первый зверь на первую луну,
и тем спастись
и выйти невиновным,
за тот закат,
что в тогу облачён
пурпурную,
идёт по грозным водам,
за тихий труд
неспящих вечных пчёл,
за соты их, наполненные мёдом."

?

Log in

No account? Create an account