July 12th, 2008

ff

(no subject)

пожалуй, так.
четвёртое письмо,
пришедшее к тебе
из Биканера
и сгинувшее в ворохе бумаг,
среди конвертов,
стянутых тесьмой,
в почтовой суматохе секретера
я начинал со слов:

пожалуй, так:

жара похожа на укус змеи.
трескучий ветер,
больно шевелиться.
чужеет голос
и виски стучат.
и пыльные в цвет высохшей земли
раджпутов местных
стекленеют лица...
и так до поздней ночи.
по ночам
мы хлещем самопальный "креозот"
из банки с рукописным лейблом "Кьянти"-
прикольно:)

мой наводчик-Чакрапанти
(ну я писал)-погиб.
его живот,
валялся в двадцати примерно метрах,
под зонтичной колючкою,
и я-
я пошутил, сказав, что вот друзья,
вот Чакрапанти, унесённый ветром.

ты говоришь-уменье рифмовать....
в последний год я часто вспоминаю
стишок, где мальчик вечером на мать
глядит...
глядит на мать и понимает...
и, видимо пытается кричать.

я проиграл.
борьба с великим "Г"
была никчёмной, вычурной и жалкой
я слишком принимал её в серьёз.

но время скачет на одной ноге
как девочка с бантОм, через скакалку
свою считалку бормоча под нос.

всё будет правильно.
морских тяжёлых волн
не остановят золотые рыбы.
четвёртого письма не сохранить.
исчезнет мной рифмованный глагол.
мужчины будут
воевать и гибнуть.
а женщины - смеяться
и любить.