February 22nd, 2014

2

(no subject)

холм гноится туманом.
туман уходя с холма,
разрыхляет город.
будучи перекопан
туманом,
город всплывает.
его дома -
стальные эти надгробия новых хофу-
откушены от земли.
жестокость белёсых жвал
с холма наблюдает
пристальный проходимец,
в котором, каждою буквою убеждал
я любимых своих...
любимые убедились
и вот он итог
прочитанных, добрых книг,
стиснутых слёз,
надежду кричащих строчек.
он был обещан и наконец возник
из всех : " мой любимый", " мой ласковый", " мой.."
короче -
здравствуй свобода от трусости.
трусость есть-
долгие разговоры сердечной мышцы
о грехе.
теперь,
водяную разгладив взвесь,
расстелив её по крышам пустым,
без лишних
сомнений
на ней
злою черчу рукой
настоящий мой, единственный иероглиф.
и птицы-стрижи мечутся предо мной,
как пред картой земли,
не узнаЮщий её географ.