January 29th, 2018

ff

(no subject)

...всё бормотал, шептал, всё говорил,
весь говорил, весь состоял из плеши,
весь был небрит, был гноен, страшен был,
как перст, как одуванчик облетевший.
и говорил:
"печать с меня сорви.
порви часы, закрой на ключ зимовье,
верни мне жизнь, в какой слова любви
и были этой самою любовью.
в какой слова о небе - голубы,
нет, лучше так: поскольку голубы
слова о небе, то и небо тоже..,
да, небо тоже, так оно верней.
верни мне жизнь, где смерти быть не может,
затем, что я не говорю о ней,
не говорю её..."
так шамкал он.
раскалывало солнце Аскалон,
особенно район, где рынок старый -
мир южных мачо и горластых дур...
на перекур... смеясь, на перекур
во дворик выходили санитары
в пижамах в цвет заплаканной дождём
листвы, тоски, растеряности , муки.
и говорили, взяв его под  руки:
"пойдём отсюда, а̀бале* , пойдём..."

* "отец" по нашему. (ласково)