February 23rd, 2019

m4

(no subject)

угли подрагивали
и были памятью об огне.
пеплом подёрнутое, рубиновое Каберне,
изменившее суть свою,
в жаркие сжатое камни.
загустевшие пинии
качались над головой,
и звенели повсюду зелёный и голубой,
и вот эти валторна..., вот эти фагот, гобой,
были ничем иным, как распахнувшимися облаками.
и цвели, словно исповедь трепетные, цветы.
избавляя меня от злости и суеты,
от заваленной мелкими звуками пустоты.
я выслушивал их,
я смотрел на них молчаливо,
думая : вот,
вот настанет конец пути,
я дойду до него, но в конце не скажу "прости",
а скажу...
а скажу: "единственный мой - спасибо".