Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

ff

(no subject)

мы будем счастливы, благодоренье сексу.
мы будем счастливы благодаренье слову.
мы будем счастливы благодаренье небу
в которое глядимся.
вот сейчас
мы счастливы, благодаренье месту
в котором мы себя находим словно
голодные находят крохи хлеба,
карманы выворачивая.
нас...
нас окружают пинии Ливана,
нам стенами расщелины Кармила,
на нашей коже сладость винограда.
прислушайся, прислушайся, внемли
удару кровеносного тимпана,
горчащей влаге жертвенного дыма,
над нами ясность и над нами правда
мы в ней, мы именуемся людьми.
я обнимаю хОлмы Иудеи,
бедро моё прижато к Иордану,
я слизываю терпкий сок граната,
освобождён, раскаян, несудим.
вокруг осколки глиняной скудели,
и мы средь них, нежны и безымянны.
и губы наши, кем-то и когда-то
записанные шепчут: "Бог один".
ff

(no subject)

говоришь: "не видно ни зги...".
что такое "зга", кроме того, что её не видно?
быть может такое
состояние памяти?
вот, стеклянные жемчуга
над холмами Фекои рассыпаны.
по холмам Фекои
бродишь, камни ощупывая ногой.
и наблюдающий за тобой - смеётся.
и если кто зарифмует "ногой" - "нагой",
не ошибётся.
значит бродишь раздет.
и в пах задувает страх
ветер Солёного моря...
дует, качает "пестик",
как шутили в школе,
и баюкает на Весах,
на Орионе, на Льве, на Лебеде
колыбельную песню.
"спите, девочки.
ваши груди растут во сне,
набухают тёплым,
набухают густым и вечным
молоком
и оно
течёт в темноту, к луне...
за луну, становясь путём,
ну понятно - Mлечным."
ff

(no subject)

и снова дождь.
на чёрных крышах шум
рассыпчатый
бесформенное строит
себе жильё.
оскаленной корою
блестят деревья...
вот, скажи- "изюм",
скажи - "кунжут",
скажи любое слово
и угадай, и разгляди, услышь
за пеленой убежищ...окон, крыш,
за мякотью, за пагубью лиловой,
за скачущею мокрою листвой,
внезапной , как татарские набеги -
Господь в ладонях держит обереги,
с чертами нашими
и с нашею судьбой.
ff

(no subject)

начинались дожди.
города изменяли цвет.
камни темнели, менялись в лице
в ответ
на бормотание змееголовых нитей.
доставая из горла,
красноглазых визжащих крыс,
я прикармливал беса,
"давай, говорил, явись,
угостись,
укажи мне на дверь, за которую можно выйти".
и он приходил.
в халате, в правой руке пирожок,
в левой стаканчик с кофе ...
"эх-эх, говорил, дружок.
мы уж решили, что ты идёшь на поправку".
"я иду...
я иду на поправку, как раб на смерть".
и он, стараясь в глаза мои не смотреть,
говорил:
"ладно, давай своих крыс,
и забирал у меня тетрадку..."
ff

(no subject)

...а вот ещё о кинофестивале
в Одессе...
поднимался Мастрояни
по лестнице,
под руку с кинодивой.
происходило всё неторопливо,
как и бывает в южных городах.
одна мадам, стоящая в проходе,
кривясь сказала: "вылитый наш Додик!
эр махт мешиген, ун гройс гельт эр махт".*
на ГАванной варили кофе в "турке",
была весна, и свежим был и гулким
весенний воздух,
и глядЯ на нас,
над нашею судьбой кружили птицы,
листая пожелтевшие страницы
из Книги Царств.

*прикидывается сумасшедшим и делает большие деньги:)
ff

(no subject)

прежде чем взять тетрадь
на одну минуту
повернись к Иерусалиму, к стене восточной.
"Слава тебе, поэт виноградного фрукта!
Слава тебе, извлекающий хлеб из почвы!"
и только потом,
произнеся всё это,
в заоконной исчезнув глине, в угрюмой воле,
в птице полночной, в лиловом размахе ветра,
только потом , взяв тетрадь , закричи от боли.
ff

(no subject)

ни одной строки, мой Бог, ни одной строки...
и сидишь, сжимая в бессилии кулаки,
барабанишь пальцами по столу,
как шаман в колотушку.
глянешь в окно -
на асфальте сухом лежит
кусочек печенья,
здесь должен возникнуть "жид",
и он возникает, "жид",
и клюёт печенюшку.
и тогда начинается -
в окно залезает бес.
нет, не смейся, хорошая, никаких чудес.
настоящий бес, остроухий такой, с серьгою.
наклоняет голову... "нет, никто тебя не спасёт",
и в глаза мне глядит, и от него несёт,
от него воняет, разит судьбою.
а потом спускается вечер, а после ночь.
ни одной строки... не звать же кого помочь.
а потом дрожа, заходясь от пляса,
появляются звёзды.
столько, что не вздохнуть,
словно не звёзды, а легионы какого-нибудь
Марка Лициния Красса.
m4

(no subject)

на берег выйду.
что за круговерть?!
какими можно описать словами
всё это солнце?!
хочется запеть
и переправить имя на Джованни.
о Иоганн, откуда сей клавир?
о море, о Гомер, что вами движет?
жив Бог,
он лижет сливочный пломбир,
глаза зажмурив, как мальчишка рыжий.
m4

(no subject)

с утра штормило.
пены кисея
рвалась и в воздух клочьями взлетала.
всходило солнце.
море пустовало.
в нём были лишь отважные и я,
как поплавок, болтаясь на волнах,
под вОлнами, посередине неба.
и в словаре моём, ржаного хлеба
густой был запах:
"ох ты ж...","ёптыть...","нах..".
волна к волне.
грудь в грудь.
к клыкам клыки.
вокруг рычало, плотное, мясное.
как всё же хорошо писать стихи...
и женщины... и прочее такое...
m4

(no subject)

я расставлял по строкам имена.
и имена являлись в них вещами,
и обрастали плотью.
семена
их набухали, лопались.
клещами
мне Август горло тонкое давил,
и дрожь текла, как пот по тонкой коже.
родившись Афинянином, я всё же...
я всё же выбрал Иерусалим,
где ненависть обозначает кровь,
не ту из пальца, если вдруг уколешь...,
а из яремной вены,
и любовь -
"горька как смерть любовь",
и грех, всего лишь -
отсутствие Создателя,
а не
рассказы стариков видавших виды,
и слух, как змей, ползёт по тишине.
и камни, словно чёрный хлеб правдивы.