Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ff

(no subject)

произнеси три раза - Тициан,
и с языка зарукоплещут птицы,
и одолев высокие границы,
прохладу витражей,
через канал
к лагуне вылетят.
и так я наблюдал
неистовость взлетающей мадонны.
так я стоял у мраморной колонны,
смотрел и ничего не вспоминал.
и мой Господь, стоящий за спиной
моей
похож
был на ночное море.
и хрипло пел мне: "мой сурок со мною..."
и чёрной укрывал меня волной.
ff

(no subject)

так Иерусалим не благороден,
что если возле западной стены
поставить флорентийского Давида
то он... он будет выглядеть нелепо
и глупо ,
как и прочий ренессанс
и бла-бла-бла
на чёрном фоне Бога.
на рынке, метров двести по прямой,
курились пряности и притиранья.
бусы
и камушки и прочее блестели.
Давид стоял с пращею на плече..
а я всё думал,
как же плакал гений
в подушку ночью,
как царапал лоб
пытаясь шахарит незнамый
вспомнить.
ff

(no subject)

...в доме у озера,
чьи воды о зимнем ветре
никогда не знали, иль навсегда забыли,
краски густые сгребающий на мольберте
так я любил её зелёными , голубыми...
так обнимал бордовыми, фиолетовыми словами,
удивлением, немотою, воздухом неприкрытым
ни какими одеждами,
памятью, узнаваньем,
аметистом, яшмою, ониксом, лазуритом.
ff

(no subject)

и снова чёрный голубь пролетел
свою свободу посвящая ветру.
смеркается, пора идти к мольберту.
предел рисунка -линия.
предел
стиха - молчание.
бродить по городам
непрочным шагом осторожной тени.
прислушиваться к шороху растений,
к пчелиным струнам,
доверять следам,
подслеповатых низких облаков,
своё дыхание,
ощупывать раскаты
морской волны,
и быть невиноватым
ни в чём, опричь произнесённых слов.
ff

(no subject)

всё начиналось с могильной сухой плиты.
я раскладывал камни, выбрасывал высохшие цветы,
вытирал мокрой тряпкой буквы, нащупывая в кармане
ключ...и потом доставал его и
отпиралась дверь.
и я начинал рассказывать мертвецам о тебе,
о невозможности, о любви и о Боге...
и мертвецы внимали.
так внимали, как не может внимать никто.
от того,что закрытых глаз взгляд протекает за то
полотно на котором и нарисована жизнь, за которым только
подпись художника и название:
"день, когда
свет отделил от тьмы
и причмокнул "м-да...".
и в сторону отошёл, и посмотрел, и сказал - "прикольно"".
ff

(no subject)

из греческой амфоры
я заливаю в светильник
тихое масло.
смотрю , как горит фитиль и
пламя его в субтильной вечерней тине
становится формой пламени,
отвердевает,
светом становится, становится чем-то вечным.
в днище тёмного воздуха появляются течи,
и сочатся сквозь них слова неподдельной речи.
и поэзия побеждает.
побеждают искусства труда и зрения и пожалуй
памяти,
побеждает кривое жало
пламени и
треск ледяного жара
в сердце, как будто
сердца коснулся кнут.
масло горит, не кончается,
речь привита, как защита от смерти,
от пляски святого Витта.
побеждает женщина,
Венера палеолита.
все поют.
ff

(no subject)

и слово то.., в начале, в первый миг -
гримаса боли на лице безликом -
напоминало первый детский крик,
и в общем было первым детским криком.
а дальше что? а дальше ночь, Силур,
хвощи, звезда, вина, любовь, любови...
хождение среди своих подобий,
среди своих зеркал, своих скульптур.
а дальше ликование и страх,
а дальше плачь, а дальше удивленье...
а дальше память о стихотвореньи,
какое дождь читает впопыхах.
ff

(no subject)

говорит темноглазый ворон,
вполоборота
повернувшись ко мне:
" ...а следы свои замети.
буквы, окурки...чтоб никакого эха.
даже если себя обнаружишь на фреске Джото,
не выставляй в сети,
да и сам не смотри, впусти
вместо себя "ничто", чтоб не быть помехой
миру и зрению.
и тогда,
пересыпая в ладонях атомы кислорода
приходи на берег, к морю,
пасти стада
нерождённых слов.
и тогда свобода
станет тобою, слухом твоим
и вот
ты услышишь, как ветер
песок шевелит придонный.
и волна, как будто беременная мадонна
выйдет к тебе, поддерживая живот.
ff

искусство каллиграфии

а когда светает, и море переходит на шёпот
и оранжевой тушью по голубому шёлку
над вершиной холма
появляется письменость,
вот тогда я,
наблюдая за птицей, в рассвет её погружая,
словно тонкую кисть,
пишу,
самого себя изменяя
в процессе письма.
ff

(no subject)

был воздух бледен,
ветер был расслаблен.
клубились над землёю дирижабли,
меняли форму...
птичий дробный щёлк
в листве,
преображался в Аллилуйя.
и время, измерялось поцелуем,
сжималось в бесконечность.
и ещё
гудело сердце и глаза дрожали.
и слёзы обращались витражами.
и я просил: "услышь меня, всплыви.
безликий батискаф...
дай мне названье,
вомни меня в себя, в воспоминанье
любви и правды, и опять любви."