Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

ff

(no subject)

под голубиный клёкот площадей
мы танцевали с ней.
мы были - танец...
той теснотой, что южных звёзд тесней,
тесней, чем жизнь.
и нами любовались
Стрелец, Кассиопея, Орион
и прочие слова надлунной речи.
мы рифмовали собственные плечи
с губами нашими,
мы рифмовали стон
ключичных впадин
с запахом жасмина,
с преданием обугленных камней.
так мы на площади..
так танцевали с ней,
так высоко и так непоправимо.
так мы страшились изреченья вслух
увечных звуков, колченогих букв,
и кроме неба не было нам меры.
так помнили себя издалека,
рождёнными для этого стиха,
для этой памяти,
для немоты и веры.
ff

(no subject)

...всё начиналось сначала.
мы выпадали
из бессловесности в чёрный квадрат поцелуя,
в горло Создателя, где разбегаясь кругами,
словно в воронку вода уходили,
минуя
форму свою,
так перетекали в местность,
где фиолетовый ангел средь тонкокостных,
хрупких созвездий, насвистывал песенку песней
дырочкой в левом..., проколотом буквою острой...
m4

(no subject)

январский дождь,
покинутость, туман
стекающий по арке Адриана.
хлопушка, камера..,
актёр второго плана
у Шемских на повозке - Адриан.
как гулок камень,
и какому сну
принадлежит сей дождь?
каверны лавок
на рынке и
араб кричит: "киф халлак".*
а я ему.., что мне сказать ему.
народов шум,
пчелиный хоровод.
я говорю: " да всё в порядке, кореш".
...какие там Одесса иль Воронеж.
каких могил межзвёздный чёрный лёд...

* как дела
m4

(no subject)

дорога в Аскалон.
над головой трубят
гигантской белезны
гигантские чертоги
о ежедневный труд
рождения себя
из духоты и сна,
из камня у дороги.
так вызревает взгляд.
и в каждом лепестке
рапознает печаль чудовищной Центавры.
и сбывшейся тоской
по мировой тоске,
как рыбе на песке
распахивает жабры.
ff

(no subject)

тогда, когда над пологом луна....
когда ты мне была посвящена.
когда не воздух, но прохладный бархат.
когда внутри созвездия Лисы.
когда стоят песочные часы.
когда приходит время патриархов.
о, чей зрачок, чей мутноватый глаз
глядел на нас, на тех, кто был до нас,
на тех, кто будет после, будет нами.
приподними фату, лицо открой,
мгновение ещё, и мы с тобой
пожалованы будем именами.
ff

(no subject)

а в этот раз Харон мне говорит...
садится на корму и говорит...
и говорит и курит козью ногу
всю жёлтых пальцах...
и вдыхает дым,
и выдыхает дым из чёрных дыр
лица.
волна
харонову пирогу
раскачивает.
вот он говорит:
- э нет, голуба,
сердце не болит,
а ломит, дорогуша,
ломит, ломит,
вздувается навстречу пустоте.
не стой, садись..
несолнечная тень,
холодною хламидой на Хароне
лежит.
плывёт
дымящийся отвар.
-я тоже пережил свои слова...,
так мать своё дитя переживает.
и ходит после, полная росы,
баюкает песочные часы,
и грудь к стеклянной колбе прижимает.
ff

(no subject)

буквы забыть.
каяться перестать.
каждый выдох свой перестать листать.
выучить:
"так же", "не хуже", "я тоже"... всех-то
преступлений -
рассказы о ком-то и та любовь...
говорить: - с кем не бывает, всего делов.
если и лопнет сердце - не от ужаса, а от смеха.
пенной зимою,
средь забытых давно снегов,
улыбаться приходу ангела твоего.
ангел приходит в день ангела,
чёрт в день чёрта.
Бог не приходит вообще,
на то он Бог.
у него ни рук, ни ног, ни путей-дорог.
в здешних краях
изображенье его нечётко.
выехать в дождь.
от воды очищать стекло.
жёлтое, злое, над дорогой читать табло,
где написано о
необычной
в эти часы загрузке
шоссе впереди.
смотреть на луны оскал,
на небо поваленное,
словно в него упал
метеорит тунгусский.
ff

так получилось:)))

мой учёный друг,
мой смеющийся надо мной.
даже если страшно,
забудься и притворись.
научи меня плакать
в ночи над полынь-травой,
над ладонью твоею, горькою...
кипарис
на тёмном холме
похож на веретено.
ветер крутит его,
и словно из пряжи - нить,
цедит созвездий свет.
и дрожит вино.
и льётся в траву.
и прежним не может быть.
ff

простотак:)

временем называю оползающие предметы:
деревянный, фонарный столб,
на котором выцвела краска,
фант конфетный,
примятый осенним ветром,
пыльный мусор, кирпичный,
вблизи, на поверхность Марса
похожий,
почтовые документы
с бледным, волнистым штемпелем - получатель выбыл....
и отправляю письма , и шлю приветы
и "добрые утра" мои разносят морские рыбы,
стерегущие дно, в темноте хранящие тайну
слов,
глаза их
круглы от страха
обладания ею.к морю иду, считаю
облака,
как считает
на небе ворOн, зевака.
загибаю пальцы, рисую чёрточки но напрасно.
с каждым рассветом, облаков становится больше.
и как чокнутый попугай,
кричавший: -пиастры, пиастры
на утро смотрю
и говорю себе:
-божье, божье....
ff

на проход (3)

-Вы пишете помято и неровно
и вроде бы стараетесь, но ровно
на двух своих читателей.
-на трёх.
-я понимаю, проживавшим в Ровно,
Одессе, Луцке, Себеже и Гродно
слов не своих жевать чертополох
безумно тяжко .
-думаю вы правы.
где я и где "зелёныя дубравы"
такая даль, такой межзвёздный мрак...
хотя однажды в Питере,
случайно,
прогуливаясь, я к мемориальной,
доске пришёл поэта...
думал-знак.
и помнится от радости заплакал,
хоть не пацан и розыгрыш от знака
был должен отличать уже....
однако
мы заболтались.
тут у нас восход.
огромная оранжевая рана
среди холмов
и звонкое сопрано,
колеблет новый, хрупкий небосвод.
и свет течёт и брызгает, как будто
открыв окно в безветренное утро
спортивен, молод, загорел, высок,
под перелив колoратурных арий,
создатель фиг и предводитель армий
из выплывшего солнца давит сок.