Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ff

(no subject)

и тогда он говорит- сгруппируйся,
не тушуйся говорит, не менжуйся
в этом возрасте не режут запястья
потому что всё что дальше-известно...
потому что тесно мне, так мне тесно,
как Ионе в крокодиловой пасти.
Боже правый говорю, Боже левый,
Боже прямый говорю, брось базарить.
не последний у тебя я , не первый
никакой я у тебя, так что вдарить
мне по струнам голубым , как два пальца...
мать во гробе, а все прочие люди...
кто они?
не знаю, но
если сдаться
кто же славить тебя бедного будет.
ff

(no subject)

"зачем нужны слова, когда они
не выстилают к Иерусалиму
путь,
и когда
по этому настилу
не катишь жизнь, как жернов, и сродни
твой шаг удару моря в волнолом,
иль завыванью звёзд над головою,
иль ветру раздирающему поле...-
такой борьбе бессонницы со сном?"
так говорил мне в девяностых бомж
на Тель-Авивском пляже возле будки
с мороженным.
я думал это шутки.
смеялся, отвечал ему: "ну что ж,
вполне возможно... слово значит - путь.
давай, бывай, а я к себе попрыгал."
я приходил домой, брал в руки книгу,
читал "В начале..."
и не мог уснуть.
ff

(no subject)

...и четвёртый ангел -
шестёрка, баклан, халдей,
прижимал меня к кирпичам,
нашёптывал:-холодей.
и я холодел,
холодел становясь скудней
света огарка свечного,
скудней становясь, чем память
божьей коровки о Боге.
и потом, посреди среди дождей,
я бродил, заставляя себя полюбить людей,
и не мог заставить.
закрывая глаза в шелуху скоморошных слов,
"на дворе трава, на траве три вязанки дров..."
вот и вся премудрость.
появлялся рассвет лилов,
появлялся так, как будто бы отходил от наркоза.
из ночных появлялся каменных тайников.
и шипами
по лицу хлестала меня ветров
одичалая роза.
ff

(no subject)

думаешь это ветрА шевелят траву?
думаешь это птицы тебя зовут?
землю вскопаешь, вскопаешь воздух ли,
где бы не проходил твой дрожащий плуг -
дым,
разъедающий ноздри горящий тук.
кто раздаёт?
черви всё время козыри.
кто там свистит "чирибим-чирибом" весь день?
встань возле рва, исчезни, себя раздень,
как раздевается женщина, прикрывая груди,
бёдра сжимая...
выдохни и пади,
в выдохе этом выдохнув "Господи,
кто эти люди,Господи, кто эти люди?".
ff

(no subject)

было из неба тогда вытекали птицы.
было из жизни тогда вытекали люди.
осень тогда наши меняла лица.
осень играла на одном из своих орудий
струнных псалом:
"сжалься, услышь и сжалься.
дай нам бесстрашие помнить тебя и мыслить".
было тогда, ветер к деревьям жался,
словно ребёнок к матери жмётся.
листья
хрупкие, тихие,
от себя отрывая ветер
приближались к земле,
ложились на землю, гасли.
будто из рукава вылетали смерти.
нынче не вспомнить, Премудрой или Прекрасной...
ff

(no subject)

отечество...?
да нет, не сладкий дым,
но мокрые октябрьские рельсы,
те, между "русским кладбищем вторым"
и внешнею стеной "тюрьмы еврейской".
идёт трамвай.
качается звеня,
как пьяный, мокрой мелочью в кармане,
и девочка, что любит не меня,
не любит никого.
воспоминаний
дым сладок ли ?
и можно ли сказать
о нём - отечество?
отца могильный камень
в других краях,
в другой лежит пыли.
отечество выходит - журавли.
тот журавлиный клин под облаками.
и он летит, похож на букву "Л".
сосед в окне
так потен, пьян и смел,
ночную бабочку сачком дырявым ловит.
"как жизнь?" меня завидев, говорит.
"нормально всё. пока ещё стоит.
но быстро падает."
я говорю о слове.
ff

(no subject)

...когда же северным ветром Господь наш выл,
когда по его щеке громовым раскатом
стекала слеза,
мы с тобой из последних крыл
держались за пОлы
кучевого его халата.
и Он говорил:
"я дарю вам десяток фраз,
из черноты которых ползёт -"да будет...".
и ни кто, ни кто не осилит нас.
даже люди.
ff

(no subject)

сосед дымит весёлою травой,
смеётся над зелёным попугаем,
над воздухом, в котором бабий вой
кареты "скорой" перекручен с лаем
собак, как фарш, который из всего,
что было под рукою, перекручен
в начинку для декабрьских пирогов...
ты слышишь, как печёт безликий Дуче
их,
как печёт
и жрёт, печёт и жрёт
и одиноко запивает красным,
густым, солоноватым, неподвластным
распаду.
и
по нелицу течёт
горячий сок, закатный дымный сок.
гортанный, как библейские напевы...
сорвался попугай,
сосед умолк.
под потолком дымится мотылёк
ни чем не хуже Лотарингской Девы.
ff

(no subject)

...так я был пеликаном,
и зимней тучи
поднимал на крыльях
невиданный страх Господень,
говоря себе что же...,
что же ты потрох сучий,
никого не любишь.
смотри, средь Его угодий
хрупкие люди пасутся под звуки чело -
золотинки, бусинки, осколки гранёной вазы...
так летел ,
так расклёвывал
чёрную мякоть тела
своего
так смотрел
на землю
кровавым глазом.
ff

(no subject)

так начинается...
в небе гремят аккорды
первой октавы и небо ночное будят.
и приходят отец и мать...оба из царства мёртвых,
я смотрю на них, говорю себе:
"кто эти люди?".
и они листают тетрадь с исчёрканными листками,
переглядываются удивляясь - мол , что он буркнул?
из стены выдвигаются грубые тёмные камни,
загораются свечи, в реторте дрожит гомункул.