Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ff

(no subject)

...под вечер, летом, у окна, чуть слышно,
куда-то в сумерки, к очнувшейся звезде:
"храни меня, мой олимпийский мишка
от памяти убогой о тебе.
дли даль мою,
дли воздух сей лишённый
любых, куда не глянешь, берегов.
оставь мне смелость,
чтоб
куда ни шёл я,
не оставлял бы по себе следов."
так у окна, чуть слышно: " ...расстоянье
шагов моих на скорость не дели.
оставь меня существовать в дали,
и избежать по смерти опознанья".
ff

(no subject)

пока ты спишь, я расскажу тебе
о том, как страшно не бояться смерти,
разглядывать летящий мимо ветер,
молчать, гадать слова на тишине,
как на кофейной гуще.
жить в стране
трепангов и других придонных звуков,
хранить такую нежность,
что она,
когда б смогла ожить и всплыть со дна,
исчез бы Бог...
из-под оконных люков
свет льётся , означающий луну
и память о луне,
и ты спросонок
мне улыбаешься.
и рядом спит ребёнок,
родившийся по слову моему.
ff

(no subject)

было из неба тогда вытекали птицы.
было из жизни тогда вытекали люди.
осень тогда наши меняла лица.
осень играла на одном из своих орудий
струнных псалом:
"сжалься, услышь и сжалься.
дай нам бесстрашие помнить тебя и мыслить".
было тогда, ветер к деревьям жался,
словно ребёнок к матери жмётся.
листья
хрупкие, тихие,
от себя отрывая ветер
приближались к земле,
ложились на землю, гасли.
будто из рукава вылетали смерти.
нынче не вспомнить, Премудрой или Прекрасной...
ff

(no subject)

...и ты тогда берёшь меня в ладонь,
как Пифия, несущая огонь
на жертвенник.
и оживает буква.
и корчится, и хочет говорить
любовь, любовью...
пробует открыть
себя, как будто женщина, как будто
в ней спрятано и рвётся из неё
ночных небес гудящее литьё.
она кричит, она от крика взмокла.
и по ладони, из нездешних сил
бежит строка,
сжав зубы, как Ахилл
бежит за смертью бедного Патрокла.
ff

(no subject)

Витторио Армандо видит смерть.
здесь выдумано всё помимо смерти.
так ясен лик её и взгляд так светел,
что он невольно начинает петь
похожее на гимн,
на ох ты ж бля...
на "славься, славься наш Господь в Сионе".
так Ихтиандр, забивая морем
рот, видя дно,
кричит-"земля, земля!!!!".
и солнечные блики наизусть
недоумённым горлом вспоминая
он озирается.
пугливый стих шагая,
Витторио Армандо видит грусть,
похожую на песню про сурка.
и он поёт: "и мой сурок со мною".
и пахнут свежескошенной травою
и коркою арбузной облака.
и он поёт:
"привет тебе, привет...
просторный гул и мякоть виноградин
раздавленных."
и шепчет :"Бога ради".
Витторио Армандо видит свет.
ff

(no subject)

мы сыновьям давали имена
и сыновья из глины оживали.
была луна, и по луне бежали...
бежали тени.
и была луна
удивлена.
и ты в руке держала
добра и зла надкушeнный ранет.
какая смерть тогда нас ожидала,
какая жизнь, какой бездонный свет.
ff

(no subject)

уже тогда, когда великий царь
искал меня,
я знал, что календарь
изменится.
я знал что иглы терна
уже готовы детский лоб терзать.
уже тогда, я начал понимать:
"пиздеть, дружище, не мешки таскать",
такая вот строка из постмодерна.
уже тогда, завёрнутый в тряпьё,
сосущий мать, я чувствовал копьё
святого стражника, поставившего точку...
и все, кто так боялись повзрослеть,
решили что..., что можно смертью смерть
попрать, а не
возделываньем почвы.
и тем, кто умер именем моим,
кто не увидел Иерусалим,
тем, чья судьба - сутулость и усталость,
светила в небе зимняя звезда,
а если не светила, то тогда
средь чёрных туч, со страхом, вспоминалась.
ff

(no subject)

из греческой амфоры
я заливаю в светильник
тихое масло.
смотрю , как горит фитиль и
пламя его в субтильной вечерней тине
становится формой пламени,
отвердевает,
светом становится, становится чем-то вечным.
в днище тёмного воздуха появляются течи,
и сочатся сквозь них слова неподдельной речи.
и поэзия побеждает.
побеждают искусства труда и зрения и пожалуй
памяти,
побеждает кривое жало
пламени и
треск ледяного жара
в сердце, как будто
сердца коснулся кнут.
масло горит, не кончается,
речь привита, как защита от смерти,
от пляски святого Витта.
побеждает женщина,
Венера палеолита.
все поют.
ff

(no subject)

так начинается...
в небе гремят аккорды
первой октавы и небо ночное будят.
и приходят отец и мать...оба из царства мёртвых,
я смотрю на них, говорю себе:
"кто эти люди?".
и они листают тетрадь с исчёрканными листками,
переглядываются удивляясь - мол , что он буркнул?
из стены выдвигаются грубые тёмные камни,
загораются свечи, в реторте дрожит гомункул.
ff

(no subject)

ночная птица вторила словам,
которыми я память добывал,
свободу быть всем тем, что есть на свете.
свободу находиться вопреки.
сопя бежали звёзды вдоль строки,
и сплёвывали злые огоньки.
они вели здоровый образ смерти.
похожее на женщину в чепце
темнело облако
и на её лице...,
нет, из её лица, дрожа всплывало
великое отчаянье любви.
она звала: "иди ко мне, иди".
верней, коль это облако, то - звало...