Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

ff

(no subject)

как родная меня мать провожала...
а куда она меня провожала?
и завёрнутая в саван лежала,
словно куколка капустницы или
голубянки, впрочем важно ли это.
говорила "если сможешь поэтом,
вот тогда мы снова встретимся".
были
мне слова её гуденьем пчелиным,
мне живот её ночным покрывалом,
мне дыхание её тёмным ветром,
извивающимся обжигом глины.
и тележка по дороге дрожала
на камнях, качая куколку эту.
и тогда я возвращался в начало.
на весенней ветке птица кричала,
прикреплённому ремнями к кровати
в скорбном доме человеку подобно.
и смеялся в небе слов толкователь,
но по доброму смеялся, беззлобно.
ff

(no subject)

так хлопанье пушистыя ресниц
напоминала мне морская пена.
над ней ревела дикая сирена
и небо сквозь себя цедило птиц
испуганных,
их отделяя от
военного разорванного дыма,
и маленькая белая сардина -
летел средь солнца блудный самолёт.
на берегу, не слыша этот гул,
не обращая на него вниманья
полз иероглиф по сырому камню
и паутинку за собой тянул.
ff

(no subject)

птица глядела в окно.
дождь напичканный мокрым вздором,
дальним громом, гомоном, дробным градом
лил.
когда это было, при дворе какого Тюдора?
при дворе какого Генриха-Эдуарда?
как в стенАх дворцовых искал я восточный угол,
как стенал слова в которых любая буква
шевельнуться не может,
словно спелёнутый туго
младенец.
что же
до остального звука -
остальной же звук
назывался тогда - чужбина.
был подводною лодкой,
кованной тесной клеткой.
и гортань моя тогда под себя ходила
то ли уэльским, а то ли йоркширским диалектом.
дождь кончался.
из всех щелей появлялись люди.
размножались, плодились -
хорошее в общем дело.
я шептал в углу:
"пусть руки у меня не будет,
коль забуду тебя..."
птица в окно глядела.
ff

(no subject)

в день ангела не думай ни о чём.
закрой глаза.
вот за твоим плечом
шумит крыло, подверженное ветру,
тому, что над безвидною землёй...
нет никого.
лишь ты и ангел твой
средь оперенья прячущий приметы
твоей судьбы.
вы с ним теперь одни.
вы с ним одно.
бездонные огни
в глазах его,
рождение и вечность
в его ладонях,
по его лицу
течёт звезда, как мрамор по резцу,
лица его подчёркивая млечность.
ff

(no subject)

и снова чёрный голубь пролетел
свою свободу посвящая ветру.
смеркается, пора идти к мольберту.
предел рисунка -линия.
предел
стиха - молчание.
бродить по городам
непрочным шагом осторожной тени.
прислушиваться к шороху растений,
к пчелиным струнам,
доверять следам,
подслеповатых низких облаков,
своё дыхание,
ощупывать раскаты
морской волны,
и быть невиноватым
ни в чём, опричь произнесённых слов.
ff

(no subject)

поэт?
певец?
игрок на мандолине.
и быть - гордыня, и не быть - гордыня.
упырь застрявший между двух миров
(где выжжен воздух и словарь разорван)
отыскивает собственную форму,
листая пожелтевший часослов.
звезда скрипит и пахнет льдом, и ветка
дрожит и пахнет птицами,
и где-то
костёр горит,
и злополучный Бог
ладони греет в языке гудящем.
и ветер сам себя по полю тащит,
и в колбе не кончается песок.
ff

(no subject)

парк посвящал свой воздух голубям,
как Людвиг глухоту свою Элизе.
что дальше..?
дальше звук длиннее жизни.
подобный светлым затяжным дождям
он был.., он был
коленопреклонён.
Бог бытовал и звался -"неизбежность".
так в мир вплывали чистота и нежность,
как из тумана колокольный звон.
ff

(no subject)

думаешь это ветрА шевелят траву?
думаешь это птицы тебя зовут?
землю вскопаешь, вскопаешь воздух ли,
где бы не проходил твой дрожащий плуг -
дым,
разъедающий ноздри горящий тук.
кто раздаёт?
черви всё время козыри.
кто там свистит "чирибим-чирибом" весь день?
встань возле рва, исчезни, себя раздень,
как раздевается женщина, прикрывая груди,
бёдра сжимая...
выдохни и пади,
в выдохе этом выдохнув "Господи,
кто эти люди,Господи, кто эти люди?".
ff

(no subject)

было из неба тогда вытекали птицы.
было из жизни тогда вытекали люди.
осень тогда наши меняла лица.
осень играла на одном из своих орудий
струнных псалом:
"сжалься, услышь и сжалься.
дай нам бесстрашие помнить тебя и мыслить".
было тогда, ветер к деревьям жался,
словно ребёнок к матери жмётся.
листья
хрупкие, тихие,
от себя отрывая ветер
приближались к земле,
ложились на землю, гасли.
будто из рукава вылетали смерти.
нынче не вспомнить, Премудрой или Прекрасной...
ff

(no subject)

...и в каждом слове преодолевал
привычку к трусости и к духоте, и глЯдя
в глаза твои, в распахнутой тетради
оглядывался и припоминал
беззвучные, знакомые места,
внезапный шорох первобытной птицы
протяжно пролетевшей над страницей,
которая ,безвидна и пуста,
напоминала мне дверной проём
заполненный непроходимым светом,
где в марте ветка тянется за ветром,
как будто бы рука, за словарём.