Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

ff

(no subject)

произнеси три раза - Тициан,
и с языка зарукоплещут птицы,
и одолев высокие границы,
прохладу витражей,
через канал
к лагуне вылетят.
и так я наблюдал
неистовость взлетающей мадонны.
так я стоял у мраморной колонны,
смотрел и ничего не вспоминал.
и мой Господь, стоящий за спиной
моей
похож
был на ночное море.
и хрипло пел мне: "мой сурок со мною..."
и чёрной укрывал меня волной.
ff

(no subject)

уж небо осенью дышало,
и птица облаком дышала...
и только мама не дышала.
-спала?
-спала.
она сама была дыханьем.
она моим была дыханьем.
и все дела.
и все дела свои отбросив
дышала покаяньем осень,
а птица облаком, и мы
глядели в этот воздух горький
и трогали его легонько
ладонями.
ладонями едва касаясь
плеч наших, робко заикаясь,
шёл мелкий дождь,
а вдалеке
шёл человек.
сутул, нечаян,
судьбы своей не замечая,
шёл налегке.
ff

(no subject)

словно кукушка, запаянная в своё "ку-ку",
так я долдонил: "дай мне одну строку,
самую первую дай мне,
а дальше -сам.
дальше справимся,
дальше уж как - нибудь.
в небо поглядывать, в хлипкую дудочку дуть...
бродить по лесам".
по серединным лесам,
где урчит листва,
да на ветвях, на мшистых, сидит сова -
круглая птица,
и глазом ведёт на звук.
там где для жизни и смерти названий нет.
дождь шумит, печалится бересклет,
паутину плетёт паук.
прекращаясь, вода сама от себя бежит
по стволам к земле
и паутина дрожит,
после дождя, вся в серебристых пулях.
дудочка выдувает: "трара-ра-ра".
а по верхушкам деревьев,
качаясь идут ветра,
как циркачи на ходулях...
ff

(no subject)

из последних писем:
"за столько лет
говоренья любви и печальных слов,
раскуроченный звёздами фиолет,
словно дверь закрытая на засов
не понятно с какой стороны другой,
не понятно когда, не известно кем -
не открылся,
и бредившему судьбой,
угадавшему в кладке вечерних стен
трещину
думалось:
"вот меня
некто пробует
в память свою облечь,
в повсеместное время,
когда земля
плавниками холмов шевелила речь."
и летела птица сова.
...иль нет -
ворон ..,
иль кто-нибудь из скворцов,
и кричала
и мучала фиолет
когтем вросшим в её лицо.
ff

(no subject)

читая чей-нибудь
в газете некролог -
те цифры по краям
осиротевшей дамбы,
удерживавшей жизнь,
я думал:
" сколько б мог
ещё прожить отец.
и сколько мать, когда бы..."
когда бы что?
увы,
что может быть глупей
такого вопрошания,
и всё же
с руки кормя ко мне
слетевших голубей,
произношу: "зачем?",
но слышу - "Боже, Боже..."
как по щеке текут
безмолвные слова!
как одолев листву
кричат в потёмках птицы!
как каждый поцелуй
исполнен торжества,
единственности и
возможности случиться...
ff

(no subject)

... от перекрёстка вправо поворот.
а там впёрёд и вверх.
а там вперёд
и вверх...
а там, в холмах укрытых лесом,
движением вперёд и вверх храним,
а там небесный Иерусалим
становится живым, а не небесным.
так думал я, бессмысленный еврей...
по радио давали про друзей -
"возмёмся зА руки..." иль что-то в этом роде.
среди зеленоватой синевы
я ехал,
диктор
говорил: "увы".
и это означало - "о погоде".
летела птица,
и её крыло
похоже было больше на стило,
на чёрный камень,
режущий стекло.
не прекращая путь мой шепелявить
колёса выворачивали дно
смешного мира,
там где ничего,
не выдоха, ни вдоха моего,
ни даже слова
не дано исправить.
ff

(no subject)

как родная меня мать провожала...
а куда она меня провожала?
и завёрнутая в саван лежала,
словно куколка капустницы или
голубянки, впрочем важно ли это.
говорила "если сможешь поэтом,
вот тогда мы снова встретимся".
были
мне слова её гуденьем пчелиным,
мне живот её ночным покрывалом,
мне дыхание её тёмным ветром,
извивающимся обжигом глины.
и тележка по дороге дрожала
на камнях, качая куколку эту.
и тогда я возвращался в начало.
на весенней ветке птица кричала,
прикреплённому ремнями к кровати
в скорбном доме человеку подобно.
и смеялся в небе слов толкователь,
но по доброму смеялся, беззлобно.
ff

(no subject)

так хлопанье пушистыя ресниц
напоминала мне морская пена.
над ней ревела дикая сирена
и небо сквозь себя цедило птиц
испуганных,
их отделяя от
военного разорванного дыма,
и маленькая белая сардина -
летел средь солнца блудный самолёт.
на берегу, не слыша этот гул,
не обращая на него вниманья
полз иероглиф по сырому камню
и паутинку за собой тянул.
ff

(no subject)

птица глядела в окно.
дождь напичканный мокрым вздором,
дальним громом, гомоном, дробным градом
лил.
когда это было, при дворе какого Тюдора?
при дворе какого Генриха-Эдуарда?
как в стенАх дворцовых искал я восточный угол,
как стенал слова в которых любая буква
шевельнуться не может,
словно спелёнутый туго
младенец.
что же
до остального звука -
остальной же звук
назывался тогда - чужбина.
был подводною лодкой,
кованной тесной клеткой.
и гортань моя тогда под себя ходила
то ли уэльским, а то ли йоркширским диалектом.
дождь кончался.
из всех щелей появлялись люди.
размножались, плодились -
хорошее в общем дело.
я шептал в углу:
"пусть руки у меня не будет,
коль забуду тебя..."
птица в окно глядела.
ff

(no subject)

в день ангела не думай ни о чём.
закрой глаза.
вот за твоим плечом
шумит крыло, подверженное ветру,
тому, что над безвидною землёй...
нет никого.
лишь ты и ангел твой
средь оперенья прячущий приметы
твоей судьбы.
вы с ним теперь одни.
вы с ним одно.
бездонные огни
в глазах его,
рождение и вечность
в его ладонях,
по его лицу
течёт звезда, как мрамор по резцу,
лица его подчёркивая млечность.