Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ff

(no subject)

Целан...
***
Пауль требует от Бога возмездия
и бросается в ночь с моста.
Бог вытерает лезвие
о полу засаленного халата.
"суета сует - говорит,
говорит - маята, пустота".
кто то об этом уже говорил когда то...
только не вспомнить кто.
дальше круги по воде.
а если присмотришься, то не круги -квадраты.
"надо - поёт он - весёлую жизнь ребята...,
надо прожить нам,
но не известно где".
снится бессонница,
гул кареглазых пчёл,
комья земли и густая слюна любимой.
воздух рассыпчат, звёзды непроходимы,
свет златовласен,
звук заклинанья чёрн.
ff

(no subject)

был робким ветер.
тёплая листва
по оперному стискивала руки.
на заливных стихах паслись слова,
паслись и пережёвывали звуки.
подъёмных цапель мягкий менуэт
по голубому небу новостроек
скользил и небо было - грусть и свет,
но больше свет.
так утренней порою
на въезде в Аскалон я наблюдал
за тишиной и ясностью дороги,
и молча рифмовал : " дороги...боги...".
"дороги..боги..люди..." рифмовал.
ff

(no subject)

я был тогда в ответе за слова,
как старший брат, детей ведущий в горы.
от высоты болела голова.
от ветра, на окне качались шторы.
отверстия первоначальных звёзд
забиты были оловом и ртутью.
так подчиняя время перепутью
я вёл слова.
так на руках я нёс
свой страх,
такую каменную жуть,
такой ожёг и оголённый провод...
и Бог был зол,
и всемогущ,
и молод,
и зол и не давал с пути свернуть.
ff

(no subject)

...который год, а всё не успокоится.
в честь праведника высажу шелковицу,
десяток пиний.
да хоть бы рощу, для обмана зрения,
она и есть свидетель обвинения
перед пустыней.
сквозь ветки резче пробивает жёлтое,
зыбучее, шипящее... прожорливо
хлопочущее в бабкином комоде.
той бабки, что растерзана, расстреляна.
смотрю на рощу - слёзы умиления
должны бы течь,
но как-то не выходит.
ff

(no subject)

...и четвёртый ангел -
шестёрка, баклан, халдей,
прижимал меня к кирпичам,
нашёптывал:-холодей.
и я холодел,
холодел становясь скудней
света огарка свечного,
скудней становясь, чем память
божьей коровки о Боге.
и потом, посреди среди дождей,
я бродил, заставляя себя полюбить людей,
и не мог заставить.
закрывая глаза в шелуху скоморошных слов,
"на дворе трава, на траве три вязанки дров..."
вот и вся премудрость.
появлялся рассвет лилов,
появлялся так, как будто бы отходил от наркоза.
из ночных появлялся каменных тайников.
и шипами
по лицу хлестала меня ветров
одичалая роза.
ff

(no subject)

поэт?
певец?
игрок на мандолине.
и быть - гордыня, и не быть - гордыня.
упырь застрявший между двух миров
(где выжжен воздух и словарь разорван)
отыскивает собственную форму,
листая пожелтевший часослов.
звезда скрипит и пахнет льдом, и ветка
дрожит и пахнет птицами,
и где-то
костёр горит,
и злополучный Бог
ладони греет в языке гудящем.
и ветер сам себя по полю тащит,
и в колбе не кончается песок.
ff

(no subject)

пока ты спишь, я расскажу тебе
о том, как страшно не бояться смерти,
разглядывать летящий мимо ветер,
молчать, гадать слова на тишине,
как на кофейной гуще.
жить в стране
трепангов и других придонных звуков,
хранить такую нежность,
что она,
когда б смогла ожить и всплыть со дна,
исчез бы Бог...
из-под оконных люков
свет льётся , означающий луну
и память о луне,
и ты спросонок
мне улыбаешься.
и рядом спит ребёнок,
родившийся по слову моему.
ff

(no subject)

парк посвящал свой воздух голубям,
как Людвиг глухоту свою Элизе.
что дальше..?
дальше звук длиннее жизни.
подобный светлым затяжным дождям
он был.., он был
коленопреклонён.
Бог бытовал и звался -"неизбежность".
так в мир вплывали чистота и нежность,
как из тумана колокольный звон.
ff

(no subject)

всё начиналось с могильной сухой плиты.
я раскладывал камни, выбрасывал высохшие цветы,
вытирал мокрой тряпкой буквы, нащупывая в кармане
ключ...и потом доставал его и
отпиралась дверь.
и я начинал рассказывать мертвецам о тебе,
о невозможности, о любви и о Боге...
и мертвецы внимали.
так внимали, как не может внимать никто.
от того,что закрытых глаз взгляд протекает за то
полотно на котором и нарисована жизнь, за которым только
подпись художника и название:
"день, когда
свет отделил от тьмы
и причмокнул "м-да...".
и в сторону отошёл, и посмотрел, и сказал - "прикольно"".
ff

(no subject)

мы будем счастливы, благодоренье сексу.
мы будем счастливы благодаренье слову.
мы будем счастливы благодаренье небу
в которое глядимся.
вот сейчас
мы счастливы, благодаренье месту
в котором мы себя находим словно
голодные находят крохи хлеба,
карманы выворачивая.
нас...
нас окружают пинии Ливана,
нам стенами расщелины Кармила,
на нашей коже сладость винограда.
прислушайся, прислушайся, внемли
удару кровеносного тимпана,
горчащей влаге жертвенного дыма,
над нами ясность и над нами правда
мы в ней, мы именуемся людьми.
я обнимаю хОлмы Иудеи,
бедро моё прижато к Иордану,
я слизываю терпкий сок граната,
освобождён, раскаян, несудим.
вокруг осколки глиняной скудели,
и мы средь них, нежны и безымянны.
и губы наши, кем-то и когда-то
записанные шепчут: "Бог один".